Коронавирус Covid-19

Геннадий Онищенко - Александру Гамову: Ты - паразит! С коронавирусом надо разговаривать на «вы»

Медицинско-политическая пьеса - баттл экс-главсанврача с обозревателем «Комсомолки»
Онищенко - о коронавирусе, гречке и "паразите Гамове"

Онищенко - о коронавирусе, гречке и "паразите Гамове"

Фото: Иван МАКЕЕВ

Все действие (оно продолжается без антракта) происходит в студии видеозаписи популярного во всем мире сайта kp.ru

Картина первая. В "Комсомолку" коронавирус не проползет!

Обозреватель достаёт из полиэтиленового пакетика две салфетки, пропитанные дезинфицирующим раствором. Один - себе, другой - экс-главсанврачу. (А так как среди представителей этой профессии бывших не бывает, дальше будем назвать его просто - санврач.) Оба начинают обтирать салфетками руки. Обозреватель - очень тщательно, санврач - не очень, как бы нехотя. Затем оба надевают медицинские маски.

Обозреватель (радостно):

- Геннадий Григорьевич! Правда, я правильно все делаю?

Санврач (мрачно):

- Все хорошо в меру. У нас с вами на руках есть нормофлора, которая нам помогает жить. В том числе защищаться от коронавируса.

Обозреватель (поражённо):

- И у вас тоже есть?

Санврач:

- Есть! А в вашем кишечнике 2,5 килограмма полезных микробов есть.

Обозреватель:

- Да вы что!

Санврач:

- Вы знали об этом?

Обозреватель (виновато):

- Нет.

Санврач:

- Без этих микробов вы…

Обозреватель:

- А вот у Руслана Рахмангулова, у Саши Ширкова, у Вани Макеева - тоже? (члены съемочной группы)

Санврач (бросает взгляд на камеры):

- У этих ребят - этого добра хватает плюс-минус - тоже. Это называется нормофлора кишечника. Она иногда заканчивается, если человек принимает безмерное количество антибиотиков.

Обозреватель (с силой будто бы втирает что-то салфеткой в ладонь):

- А вот сейчас я что убил?

Санврач (авторитетно):

- Вы, может быть, преследовали цель убить коронавирус…

Обозреватель:

- Вот он, гад, - ещё ползет!

Санврач (снимает маску):

- Судя по эпидобстановке в Москве, не существующий пока. Надеюсь, во всяком случае, в редакции «Комсомолки».

Обозреватель:

- Нету здесь коронавируса? Нету!

Санврач:

- Не пролетал мимо? Да? И я так думаю...

Санврач снимают маску, обозреватель не спешит это делать.

Картина вторая. "Какая же это жизнь..."

Обозреватель (чтобы лучше запомнить, шевелит губами):

- Что главное нужно знать о коронавирусе?

Санврач:

- Надо знать, что коронавирус - это такая же жизнь, как и мы с вами.

Обозреватель (возмущённо):

- Какая же это жизнь? Люди от этого умирают.

Санврач:

- Это не единственный повод умереть человеку. Итак - это жизнь. Это уже третий тип коронавируса в этом тысячелетии.

Коронавирус был в 2002 году, SARS. Потом появился ближневосточный синдром. Коронавирусы - это одна из разновидностей вируса, которые живут на этой планете давно.

Обозреватель:

- Чего же мы их раньше не уничтожили?

Санврач:

- Мы люди малолюбопытные. Мы знаем пять или семь процентов всего микромира, который нас окружает на планете. Этот коронавирус мы узнали еще в 1965 году.

Обозреватель (с недоумением):

- А чего же не предупредили?

Санврач:

- Вас?

Обозреватель:

- Мир.

Санврач:

- Не было необходимости.

Обозреватель:

- И меня надо было бы. Мы же с вами почти каждый день созваниваемся.

Санврач:

- Этот тип вируса существовал на планете и мало интересовался человеком. Но что-то произошло в хрупком биологическом балансе на планете. Этот вирус стал патогенным для человека. Вызывает у него заболевания.

Обозреватель:

- Его можно было приручить, как в зоопарке?

Санврач:

- Коронавирус в его привычной среде базируется только в теплокровных. Здесь речь шла о перепончатокрылых - летучих мышах. Он бывает в змеях, енотовидных собаках, мелких млекопитающих - кошках, собаках.

В Китае огромное население. Там находится природный очаг коронавируса. Он пришел в начале декабря. А сейчас выясняется, что это было даже в середине ноября. Переход на человеческую популяцию произошел в провинции Хубэй. Все 80 тысяч случаев… Александр Петрович, мне кажется, вы меня не слушаете. Вы, пожалуйста, подальше дистанцируйтесь от меня.

Обозреватель (настороженно):

- У вас же нет коронавируса?

Санврач:

- Да. Но мало ли что. У вас может быть коронавирус.

Обозреватель:

- Я в маске.

Картина третья. Обозреватель тоже снимает маску

Обозреватель (шепотом, дрожащим голосом):

- Я вам как родному скажу. Когда мы обсуждали читинский, тюменский случай, - когда лечили и вылечили двух граждан КНР - было не так страшно. И вдруг коронавирус у нас вот завёлся. И чем дальше, тем страшнее. Где мы проморгали?

Санврач (тоже грустно):

- Сегодня поражено уже более 130 стран, где так или иначе вирус отметился. Это и высокоразвитые страны Европы, и страны менее развитые. На всех континентах это есть.

Наивно думать, что мы, имея огромную общую границу с Китаем, окажемся стерильными для коронавируса. У нас десятки тысяч людей ежедневно улетают из страны, возвращаются. Это экономическая особенность нынешнего времени. Мы сейчас несем огромные экономические потери от нарушенных связей, от не поставленных промышленных товаров.

Обозреватель:

- Главное - людей сохранить!

Санврач:

- Если бы мы закрылись, я не знаю, от чего бы мы больше пострадали.

Когда у нас началась холера в 1965-м - 1970 году с Каракалпакии, потом была Астрахань. Потом - Одесса. Там мы шли по вашему принципу.

Обозреватель:

- Все закрыть!

Санврач:

- Все закрыть, арбузы в хлорной извести купать? Трактора тоже надо было хлоркой обрабатывать. Это было избыточно. Там нужно было просто мыть руки.

Сегодня мы можем диагностировать коронавирус. Сегодня исповедуется принцип оптимально не останавливать экономику. Но при этом обеспечить максимальную безопасность.

Обозреватель:

- Ваш прогноз? Сколько нужно маски носить?

Санврач:

- Я услышал вопрос, но не увидел желания услышать ответ. И в этом вы являетесь провокатором. Вы – соучастник информационного террора.

Обозреватель:

- Никогда!

Санврач:

- Если мы, 149 миллионов, будем соблюдать все требования, о которых говорит Минздрав, моя служба Роспотребнадзора…

Обозреватель:

- Вас туда снова перевели?

Санврач (25-секундная немая сцена):

- … другие медицинские работники, я уверен, что нам хватит двух недель на то, чтобы остановить эпидемический процесс. И еще две недели после выписки последнего больного. Но поскольку мы этого не делаем, а стоим в очереди за гречкой…

Картина четвёртая. Виновата ещё жадная безнравственная торговля

Обозреватель (немного истерично):

- Ее - то есть, гречки, нету уже!

Санврач:

- Тем более, с ночи занимаем.

Обозреватель (с обидой в голосе):

- Мне гречки не досталось.

Санврач:

- В этом виноваты не только вы. Виновата еще наша жадная, безнравственная торговля, которая специально подбрасывает нам информацию.

Обозреватель:

- Я «дошираком» запасся. Нормально?

Санврач:

- В СМИ идет соревнование. Начинается все и кончается коронавирусом. Причем -.в трагических тонах все преподносится. А в серединку вставляется, сколько у нас осталось пачек гречки на складах.

Наши граждане прошли Великую Отечественную войну, послевоенный период, шестидесятые годы, девяностые, когда у нас были пустые полки. Включается этот тумблер, и люди бегут за гречкой.

Обозреватель:

- А вы вообще не запасаетесь?

Санврач:

- Когда гречку сметают с полок, макароны, галеты, все, что лежит… После войны модно было сметать с полок соль, спички, керосин скупали, махорку. Народ запасается. Мои родители в послевоенные годы имели запас. Сейчас этот инстинкт у нас снова подняли.

Обозреватель:

- Если вам чего-то потребуется, я могу макароны дать. Вермишель мне не досталась, а просто макароны фигурные и алфавит могу одолжить.

Санврач:

- Уважаемые правоохранительные органы, обратите внимание на этого человека. Он мне уже сейчас публично начинает по спекулятивным ценам…

Обозреватель:

- А в магазине уже была по спекулятивным ценам!

Санврач:

- Так вот он для чего это запасал!

Обозреватель:

- Я брал за 130, и вам за 130 отдам.

Санврач:

- Я свою позицию по поводу вашего предложения высказал.

Обозреватель:

- Тогда я вам ничего не дам.

Санврач:

- Не запускайте еще один механизм перепродажи этих пачек с гречкой.

Обозреватель:

- Вы меня порадовали, когда сказали, что две недели может пройти, еще две недели – и через месяц может выздороветь.

Санврач:

- При одном маленьком условии. Если все, что написано в инструкции, мы будем тщательным образом соблюдать. Мы остановим.

Вот я пытаюсь вам объяснять, а вы ерзаете на стуле.

Обозреватель (обреченно):

- У меня работа такая.

Санврач:

- И специально провоцируете меня. Я не сойду со своей линии. С коронавирусом надо разговаривать на вы.

Обозреватель:

- Кому?

Онищенко:

- Всем нам.

Обозреватель:

- И пациентам, и врачам?

Санврач:

- Мы с вами не пациенты. Мы – граждане Российской Федерации. Страны с тысячелетней историей. Мы должны выполнять все требования, о которых говорят врачи.

Медицина нашей страны исповедует профилактику, а не ждет, когда все переболеют, а она тогда засучит рукава и начнет лечить. Нужно быть партнером государству, а не паразитом. Я имею в виду вас.

Обозреватель:

- А почему вы на меня показываете?

Санврач:

- Потому что ваша идеология была такая: вы от меня закроете весь мир, который поражен коронавирусом, чего бы это ни стоило для нашей экономики.

Обозреватель:

- Что же здесь паразитического?

Санврач:

- Ну, как же? Вот ваша позиция! "А я буду жить, как я хочу. Не буду мыть руки..."

- Обозреватель:

- Буду!

Санврач:

- "Буду ерничать..." Мы от мира не закроемся.

Обозреватель:

- Никогда я не ерничал. Когда я с вами ерничал?

Санврач (наставительно):

- А если мы все будем заниматься профилактикой, будем охранять маленьких детей, если после возвращения из Италии будем жить в квартире… Государство нам доверяет, не везет нас в пансионат брошенный на окраине империи, как мы первых завезли в Тюмень, а говорит: сидите дома.

Выполняйте эти требования. Работайте в удаленном доступе. Решайте свои вопросы, но не выходите из дома. У вас есть отдельная комната – изолируйтесь там...

Обозреватель:

- А мы вот с вами, когда вас встречал, обнялись сегодня. Чего теперь мне будет?

Санврач:

- ...Имейте отдельную посуду. Не выбрасывайте мусор. Не ходите на улицу с собачками.

Если вы это нарушите, мы вас закроем в больницу и будем вами заниматься. Когда мы будем серьезно относиться к этой проблеме, не будем слушать государственные СМИ, которые начинают утро со сводок, сколько человек заболело или умерло. Вместо того, чтобы сказать: за прошедшие сутки количество заболевших увеличилось, но при этом столько человек уже выписалось, выздоровело.

Обозреватель:

- Говорят. Я сам слышал.

Санврач:

- Для вас, видимо, персональные передачи. Когда нам будут спокойно доводить информацию, мы будем чувствовать себя соучастниками процесса, сострадать тем, кто заболел, но будем видеть объективную информацию. А когда молодая девушка, видимо, закончившая ВГИК по курсу драматургии, дрожащим голосом с трагическими интонациями говорит: столько-то заболело…

Картина пятая. Американцев хотите заклеймить?

Санврач:

- ...Это хорошо, что все же многие средства массовой информации не страшилками занимались…

Обозреватель:

- Мы не занимаемся.

Санврач:

- … а занимались вдумчивой…

Обозреватель:

- У нас Онищенко все время выступал.

Санврач:

- …пропагандой средств индивидуальной профилактики. Если все это соблюдать, никакой коронавирус нам страшен не будет.

Мы говорили о преднамеренности или непреднамеренности.

Обозреватель:

- Американцев хотите заклеймить?

Санврач:

- И эта тема - да, возникала. Ее нужно анализировать.

У нас конвенция по биологическому и токсинному оружию была подписана в 1972 году. Но она не соблюдается. Американцы свои активные наступательные программы не сняли с повестки дня. Они построили военные лаборатории в Казахстане, в Грузии…

Обозреватель:

- Помните, вы однажды как-то этот «заговор» уже раскрывали - раньше намеченного срока, когда ещё в правительстве работали, и вам тогда выговор объявили?

Санврач:

- … в Азербайджане, на Украине их штук пятнадцать, наверное. Они окружили нас этими лабораториями. Официальные органы КНР пытались предъявить претензии к США. Нам нужно проанализировать, не причастны ли к этой ситуации в Хубэе военно-биологические лаборатории, расположенные на территории дружественного нам Казахстана. Международные организации, экспертные группы должны проверить эти лаборатории...

* * *

Обозреватель (как-то уже устало):

- Спасибо вам за то, что сегодня было так много оптимизма.

Санврач (весьма иронично):

- Это была объективная, взвешенная, профессиональная оценка с вашей стороны? А я демонстрировал воинствующий непрофессионализм. Он выгодно оттенял ваш высокий профессионализм в этой области.

Обозреватель (молча кивает)

И О СЕКСЕ

Поможет ли демографии карантин?

- Геннадий Григорьевич! Секс не возбраняется во время карантина? Может ли это помочь решить демографическую проблему в стране?

- Меня радует, что ваш организм, товарищ Гамов, продолжает вырабатывать в достаточном количестве тестостерон. Поэтому вы проявляете очевидную озабоченность этой тематикой.

- Я - о читателях, слушателях и посетителях сайта…

- Когда мне читатели зададут этот вопрос, я им отвечу.

- Ответьте сейчас.

- Я исчерпывающе ответил на ваш вопрос.

Публикуем копию предыдущего ответа Геннадия Онищенко: «Меня радует, что ваш организм продолжает вырабатывать в достаточном количестве тестостерон».

Тестостеро н (от «тестикулы», «стерол» и «кетоны») — основной мужской половой гормон, андроген.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Не впадайте в пессимизм. Все скоро закончится: 10 советов Геннадия Онищенко, как не подцепить коронавирус

Доктор медицинских наук, депутат Госдумы рассказал в эфире Радио «Комсомольская правда» рассказал нашему корреспонденту Александру Гамову о важности выполнения предписаний врачей (подробности)