Политика

Записки киевлянки: Русские Дед Мороз и «Оливье» уже под запретом, а скоро — и все хорошие новости из России

Новогодняя столица Украины спорит о ценах на газ и готовится к наказаниям за любое цитирование Путина
26 декабря в Припяти впервые за долгие годы нарядили новогоднюю елку.

26 декабря в Припяти впервые за долгие годы нарядили новогоднюю елку.

Фото: GLOBAL LOOK PRESS

НЕТ ЛИ БИЛЕТИКА НА МАРИУПОЛЬ?

Накануне Нового года поехала на вокзал за железнодорожным билетом, а оказалось, вокзал - в очередной раз "заминировали". Все было вокруг оцеплено, ходили люди в камуфляже с собаками, полицейские с важным видом никого не пускали никуда. Кассы быстро организовали в том же зале, где и пригородные. Небольшое помещение наводнила толпа, поезда задерживались, а киевляне, которые должны уезжать, стояли с чемоданами, детьми на улице или просто наэлектризованные бегали туда-сюда и чтоб снять стресс курили-выпивали.

Никто никому ничего не объяснял, а все происходящее напоминало в тот момент съемки какого-то трагического фильма о войне.

На вокзале перед праздниками особо «шустрят» карманники. Москвички лет пятидесяти, которые приехали в Умань автобусом на похороны, пожаловались, что их ограбили в дороге.

- Все тридцать тысяч рублей, что везла на похороны для своих украинских родственников, стащили! Да мы-то знали, куда едем и что надо осторожно, но вот ведь как вышло, - призналась женщина в черном платке.

- Женщина, женщина! Вы случайно не в Мариуполь? Нет у вас лишнего билетика? - спрашивает меня девчонка лет 20-ти. - Мамка заболела, в реанимацию попала, мне надо срочно.

Но у меня нет билета на Мариуполь. Однако за моей спиной стоит упитанный военный, который вдруг спокойно и тихо говорит девушке:

- Сейчас найдем тебе билетик. Мне тоже туда надо.

СКАЖЕШЬ О ДОСТИЖЕНИЯХ РОССИИ - ЗАКРОЮТ

В канун праздников в Киеве по украинским каналам вдруг показали пресс–конференцию президента России. По новому-то законопроекту о СМИ теперь нельзя будет цитировать Путина, а также говорить о достижениях России: за это будут всерьез наказывать, вплоть до закрытия телеканалов и блокировки сайтов. Работать будет сарафанное радио.

В одной из очередей, коих в Киеве много накануне праздников, произошел скандал. Пожилую женщину, которая сказала по неосторожности, что надо соглашаться на условия по газу, предложенные Путиным, и тогда платежки снизятся, чуть ли не растерзали. Женщина с узким худым лицом стала злобно орать на бабушку лет 80-ти, чтоб та «валила к своему Путину» в Россию насовсем. Пенсионерка оказалась не лыком шита и тоже в ответ начала кричать, что родом она из Белоруссии, но здесь живет всю жизнь и никуда «валить» не планирует.

Баба с узким лицом велела ей выучить украинскую мову, на что та в ответ перешла на украинский, доказав скандалистам из очереди, что отлично тот выучила, работая инженером по отоплению.

- Да без нашей земли, без нашего села, ты бы сдохла тут, инженер по опалэнню, - разорялся мужик в кепке, обвиняя при этом коммунистов, пенсионеров и евреев во всех бедах.

ДЕД МОРОЗ ЗАПРЕЩЕН. ОСТАЛИСЬ САНТА И КРЫСА

Смотрю на предновогодний Киев, словно через зеленое, толстое стекло. Вот он весь искрит, переливается, пахнет глинтвейном, корицей, круглыми колбасками, которые жарят повсюду. Рядом с Рождественской елкой - стоит ханукальный подсвечник, а с иллюминирующих экранов всем улыбается старческой, немного маразматической улыбкой розовощекий Санта-Клаус (русский Дед Мороз и салат «Оливье» - тоже русский, хоть и с французским названием, - под запретом).

Киевляне за моим толстым зеленым стеклом куда-то спешат, несут в руках еловые ветки, подарки в корзинках, упакованные в целлофан орхидеи и цветочные горшки. Девушки пытаются обойти огромные лужи, а молодые люди бережно их поддерживают словно танцуют вместе капоэйру. В тумане под серо-зеленым небом виден зеленовато-золотой купол Андреевской церкви.

Женщины поддерживают подвыпивших мужей и покупают желто-коричневые расписные пряники. В магазинах Киева продают конфетные наборы "Рошен" с игрушкой, вложенной в пакет - упитанной плюшевой серой крысой.

Порошенко до сих пор не сидит в тюрьме, а все время что-то комментирует и даже собирается альтернативно поздравлять граждан Украины с Новым годом.

ЗЕФИР СКЛЕИТЬ ПРОЩЕ, ЧЕМ СТРАНУ

На асфальте сельские бабки продают свои пузатые банки с консервацией, квашеную капусту, маринованные, бочковые помидоры, огурцы. Торговки мокнут под дождем и зазывают спешащих по домам киевлян. Вот - мясной ряд, укрыт кусками сала, с розовыми прожилками, а рядом лежат желтые, распластанные утки, курочки, жертвенно зарезанные под Новый год. На елочных базарах – целые мини-леса свежевырубленных елок и сосен. Все здесь покупают мало и осторожно.

- Маруся, да шо тоби той Зэлэнский? Всэ они однаковы, - говорят простые бабы между собой.

- Дамочка, дамочка, купите коробочку розового зефира «Жакоб»,- зазывает продавец из палатки, где торгуют сладостями.

Мне, к слову, рассказывали - как на конвейере делают зефир. Лента идет быстро, и руки человека должны сложить, точнее склеить две половинки сладости ловко и быстро, иначе работу можно запороть, а лента остановится. На фабрике работает много переселенцев из Донбасса, точнее - переселенок. На «сладком» конвейере в Киеве стоят бывшие учителя, инженеры, медсестры, которые уехали от войны. Люди работают вахтовым методом, берут ночные, чтоб выжить. Обсыпанные сахарной пудрой они ненавидят этот зефир к концу смены и эту жестокую жизнь, которая их не щадит. Перед Новым годом работники специально берут сверхурочные и многие будут ехать через блок-посты домой, чтоб провезти зефир в подарок.

Под Новый год, наконец, состоялся обмен пленными, которому пытались помешать националисты, устроившие потасовку под Лукьяновским СИЗО. Однако долгожданный обмен состоялся и, кажется, что вот-вот счастье придет, а всего будет много. Только счастье - это ведь не сало и не утка с яблоками, не кусок колбасы. Да и страну, как розовую зефиринку, так просто склеить все еще не получается. Но так хочется пожелать Украине мира и добра в наступающем Новом году.