Общество

«На поле девки хохотали»: почему женщин не берут в танковые войска

Журналистка «Комсомолки» на один день стала танкисткой. Смотрите, что из этого вышло.
Управлять танком на первый взгляд кажется простой задачей.

Управлять танком на первый взгляд кажется простой задачей.

Фото: Алексей БУЛАТОВ

Водить настоящий танк это вам не игрушки и не симуляция в World of Tanks. Чтобы управлять гусеничной громадиной, нужно сразу несколько человек: командир, механик, наводчик. А также иметь концентрацию и слаженность действий. Но что, если на корабль попадет девушка, сможет ли экипаж выполнять боевые задачи? Проверить это решила журналистка «Комсомолки», которая отправилась в самое сердце танка и на один день стала бойцом этого загадочного вида войск.

Я В ТАНКИСТЫ БЫ ПОШЛА, ПУСТЬ МЕНЯ НАУЧАТ

- Я буду кататься на настоящем танке, - взвизгнула я, предвкушая приключения.

Попадая в очередную яму правым колесом своего «Гольфа», понимаю, что мы почти на месте. Вот-вот появится КПП.

- Мы журналисты, приехали снимать, - сую редакционное удостоверение солдату у шлагбаума.

Танк Т-72.

Танк Т-72.

Фото: Алексей БУЛАТОВ

Пока двигаемся до парковки, несколько раз шоркаюсь пузом машины о землю. Идея управлять танком снова не покидает мою белокурую голову. Мы на полигоне «Свердловский», что на окраине Екатеринбурга. Здесь часто проходит «Гонка героев», военные выставки типа «Армия» и военные учения. Ко Дню танкиста ЦВО снова развернули показ военной техники. Но мы приехали не за этим, а чтобы погрузиться в новую профессию. Поэтому наш путь ведет на поле условного боя.

В армии женщины служат. Представительниц слабого пола можно часто встретить в подразделениях связи, в госпиталях, в военно-учебных заведениях и даже спецназе, но сегодня на полигоне из девчонок только я.

- Сначала нужно переодеться. Вот ваша форма, - передает комплект командир танкового взвода по имени Иван.

Но сначала перевоплощаемся в форму.

Но сначала перевоплощаемся в форму.

Фото: Алексей БУЛАТОВ

Кстати, между собой военные называют форму «танкачом». Она состоит из обычных черная брюк и такого же цвета рубашки. Надеваю и по привычке закатываю штаны.

- Заправь брюки в ботинки, не положено, - продолжает возмущаться моим внешним видом.

- В армии подвороты не в почете, - пытаюсь я пошутить, послушно раскатывая штанину.- Готово.

Пока мы перевоплощались, я заметила, как в десяти метрах от нас подъехал танк. На вопрос «А что это за машинка и почему не розовая?» мне ответили, что это Т-72 Б3М.

- Это уникальный и мощнейший танк, который есть на вооружении российской армии. Тут есть тепловизоры, есть автоматическое ведение цели. Вот, например, есть цель на расстоянии трех километров, а она за бугром или другим препятствием, и наша система управления огнем ведет данный объект. Машина может преодолевать водные препятствия, горную местность, а также разгоняться до 80 километров в час, - начинает объяснять мне член экипажа.

Без шлемофона внутри танка делать нечего!

Без шлемофона внутри танка делать нечего!

Фото: Алексей БУЛАТОВ

Кстати, сейчас количество членов экипажа современных танков, в том числе и Т-72 – три человека. Есть механик, то есть водитель танка. Второй наводчик - оператор, который управляет пушкой танка, то есть осуществляет наведение на цель и стрельбу из танковой пушки. И последний - командир танка, который управляет экипажем танка, осуществляет поиск целей, и держит связь по радиосвязи со своим командиром. В более старых танках Т-62, и в большинстве иностранных, есть четвертый член экипажа - заряжающий, который собственно заправляет танковую пушку. Но сейчас эту функцию выполняет автоматика.

ГОЛОВУ БЕРЕГИ

- Садись на место водителя. Когда-нибудь водила механику? - спрашивает у меня командир.

- Ездила, и сейчас езжу, - бурчу я, карабкаясь на железную громадину.

Для танкиста рост не главное, тут важна голова и мышцы.

Для танкиста рост не главное, тут важна голова и мышцы.

Фото: Алексей БУЛАТОВ

Сажусь вовнутрь, из танка торчит одна голова, а ноги еле-еле достают до педалей. Их, кстати, три, как и в машине. Справа газ, посередине тормоз и слева – сцепление. Тут же справа коробка передач. В общем, за пару минут я разобралась, как управлять танком. Но не тут-то было.

- Попробуй нажать тормоз, педаль должна коснуться пола. Дави со всех сил, - кричит мне с земли Иван.

Педаль ни в какую не поддается моим стараниям. Видимо, солдатской каши мало ела. Тронуться с места на танке я смогу, а вот остановить его – уже нет. Ну хоть погазовать на месте разрешили. При первом нажатии газа моих коллег на земле окутал черный дым, что вышел из выхлопной трубы.

Тронуться с места у меня не хватило сил, поэтому приняла командования на себя.

Тронуться с места у меня не хватило сил, поэтому приняла командования на себя.

Фото: Алексей БУЛАТОВ

Не судьба порулить танком. Но чтобы не огорчаться, нам предложили занять место наводчика-оператора и немного покомандовать экипажем. Для него есть специальная отдельная «каюта», такая же узкая и неудобная. Вот одна из причин, почему в танковые войска берут ребят не выше 173 сантиметров. Но, как они сами говорят, у танкиста главное не рост, а мышцы. Ну и правда, все члены экипажа, которые меня сегодня сопровождают, крепкие и хорошо сложенные.

Я снова поднимаюсь на танк и иду к левому люку.

- Надень шлемофон. Без него небезопасно, да и связь в танке ведется через него, - объясняет Иван.

Внизу также тесно, но здесь уже нет педалей, и коробки передач. Зато имеется система наведения. Проще говоря, с этого места можно управлять дулом танка и из него стрелять. Также отдавать команды водителю.

Внутри не разгуляться, места почти нет.

Внутри не разгуляться, места почти нет.

Фото: Алексей БУЛАТОВ

- Пять метров прямо, - говорю я в шлемофон.

Машина тут же трогается с места. Благодаря шлему можно поддерживать связь со всем экипажем и сберечь голову от острых углов, которых достаточно много внутри железной махины и при движение опасность возрастает.

- А давайте побыстрее, - уже осмелела я.

- Петя, прокати ее до деревни. Да с ветерком. Держись, - растаял в улыбке командир.

И тут громадина снова тронулась с места – резко и с громким гулом. Кстати, внутри танка звуки воспринимаются по-другому, опять же, потому что в шлеме есть шумоизоляция. И даже при выстрелах уши танкиста не пострадают.

Со скорость 40 километров в час танк помчался до условной деревни. Внутри нет ни ремней безопасности, ни ручек, за что можно держаться. Мертвой хваткой я вцепилась в кресло, и с молитвой «мамочки-мамочки» мы прокатились, и действительно с ветерком, так с ветерком.

Такого адреналина даже на «американских горках» не получала. Вестибулярный аппарат у любого танкиста должен быть в норме, проверено на себе. Страшно, но оно того стоило.

Виражи закончились, и мы снова вернулись к отправной точке. Даже как-то грустно стало.

- Тяжелая у вас работенка, - заключаю я.

- Ничего сложного, главное сработаться экипажу. Но нас этому обучают в военном училище. Я уже и не помню, когда сам учился, но к танку меня допустили через несколько недель. Но сначала нужно было изучить техническую часть. А вообще быть танкистом – значит любить и разбираться в технике, уметь ее ремонтировать, - разоткровенничался механик по имени Сергей.

На вопрос, почему девушек не берут в танковые войска, все заулыбались.

- Ну вы же сами все видите. Тяжело это. Но мы сами не против.

На такой машинке любые ямы на дорогах по плечу.

На такой машинке любые ямы на дорогах по плечу.

Фото: Алексей БУЛАТОВ

- Вы бы зеркал добавили в салон, да сидения розовыми сделали, девчонки бы к вам в очередь выстроились, - шучу я.

Но девушек в армии видеть рады одинаково, как и парней. В Екатеринбурге можно без проблем записаться на службу по контракту. Специальные пункты работают в нескольких районах города: на Технологической, 10, проспекте Ленина, 6 «б», Бакинских комиссаров, 173.

Танк, конечно, хорошо, но на малолитражке куда спокойнее и безопаснее. А это дело мы оставим профессионалам.